Евгений Голомолзин

Foto-travel.net

Миру – мир!

На палубе "Мира"

На палубе «Мира»

Есть проверенное жизнью правило: «Мечтайте правильно — мечтам свойственно сбываться». Иногда мечта кажется столь оторванной от реальности, что и думать об этом как-то страшно. Тем не менее, сбываются и такие мечты. Выросший на «Алых парусах» Александра Грина, «Детях капитана Гранта» Жюля Верна, «Одиссее капитана Блада» Рафаэля Сабатини, я с детства грезил морскими путешествиями и парусниками. И вот мечта сбылась – я стою на палубе учебного парусника «Мир» Государственного Университета морского и речного флота имени адмирала С.О. Макарова. И не просто стою, а отправляюсь в плаванье, хоть небольшое, но настоящее.

Большой поход

Попробуйте целый месяц просидеть в запертой квартире. Добавьте к этому качку, когда стены и потолок периодически меняются местами. Уверен, через пару недель неподготовленный человек полезет на стену от тоски и безысходности. А парусник «Мир» находился в плаванье почти семь месяцев, выйдя из Санкт-Петербурга в Сочи 19 декабря 2013 года и вернувшись 8 августа 2014-го. Конечно, были заходы в порты, стоянки, но главными были, конечно, морские и океанские переходы. Случались штормы, когда судно чуть ли не ложилось бортом на воду. Поход имел духовно-патриотический статус и официально именовался «Морскому Флоту России — Слава!»

Капитан Андрей Орлов

Капитан Андрей Орлов

«Рейс получился нелегким, — делится впечатлениями Андрей Орлов, капитан парусника «Мир». – На севере каждые сутки – встречный циклон. Две недели было очень тоскливо. Средняя скорость парусника составляла 3 узла (около 6 км/час). Под Новый год у Гибралтара попали в пятибалльный шторм. Зато когда миновали Бискай, полетели под парусами под 7 узлов (13 км/час). В Сочи пришли на несколько дней раньше назначенного срока».

Всю зимнюю Олимпиаду и Паралимпийские игры «Мир» стоял в Сочи. Но не просто стоял, а активно участвовал и в ее подготовке, и в проведении. Курсанты работали в качестве волонтеров на самых сложных участках. Очень пригодилось знание английского языка. Отработали так хорошо, что многих наградили похвальными грамотами, а некоторых – памятными часами. В качестве поощрения давали билеты на спортивные состязания. Удалось посмотреть хоккей, фигурное катание и бобслей.

Икона Св. Владимира

Икона Св. Владимира

После Сочи был небольшой поход в Грецию. Дело в том, что по инициативе «Макаровки» в церкви Св. Пантелеймона в Санкт-Петербурге была написана икона Св. Владимира. Храм был заложен по указу Петра I в память об окончании Северной войны и двух побед над шведским флотом при Гангуте и при Гренгаме, даты которых пришлись на День Святого Пантелеймона. Икону доставили в Ватопедский монастырь на Святой горе Афон, где она была освящена. На освящение прибыл Сергей Олегович Барышников, ректор знаменитого Государственного Университета морского и речного флота им. адмирала С. О. Макарова (ГУМРФ). После освящения икону привезли на борт «Мира», и он отправился в греческий порт Александруполис, который в ходе русско-турецкой войны ХIХ века был освобожден русскими солдатами. Отсюда с православной святыней на борту парусник отправился в Балтийском море.

Парусник "Мир" в Котке

Парусник «Мир» в Котке

Потом был этап международной регаты учебных парусников в Голландии и в Норвегии, а затем – два этапа Гангутской регаты. «Мир» стартовал в Котке, дошел до Ханко и Турку. Все это время он служил настоящим украшением регаты и главной достопримечательностью. В портах был открыт свободный доступ на борт, и от желающих подняться на палубу не было отбоя. Парусник вернулся в Санкт-Петербург 8 августа. На набережной Лейтенанта Шмидта ему был устроен теплый прием, а икону Св. Владимира крестным ходом доставили в церковь Св. Пантелеймона, откуда она начала свой путь на гору Афон.

Плавучий университет

Трехмачтовый «Мир» построили на Гданьской судоверфи в 1987 году специально для обучения курсантов Государственной Морской Академии имени адмирала С.О. Макарова (так в те годы назывался сегодняшний Государственный Университет морского и речного флота имени адмирала С.О. Макарова – знаменитая «Макаровка»). Сухие цифры статистики красноречиво характеризуют его размеры: длина –110 метров, осадка – 6,6 метров, высота грот-мачты – почти 50 метров. По высоте это сопоставимо с пятнадцатиэтажным домом! Можете себе представить, каково убирать паруса на такой высоте даже при небольшом волнении! Максимально судно вмещает до 200 членов экипажа и курсантов. В нынешнем плаванье на борту находилось 148 курсантов и 35 членов основного экипажа.

В портах вход на борт свободный

В портах вход на борт свободный

«Мир» не только учебный корабль, но и заядлый гонщик. Переборки и полки в кают-компании буквально увешаны и уставлены всевозможными призами и наградами, полученными во время международных регат. В частности, парусник имеет призы таких престижных регат как «Cutty Sark», «Tall Ship’s Races», «International Hochsee Race Seestadt» и «Grand Regatta Columbus-92». На протяжении своей истории фрегат — единственное судно класса «А», которое дважды награждалось Главным призом регаты «Tall Ship’s Races» — «За выдающиеся успехи в реализации морской дружбы и сотрудничества».

Курсантский экипаж парусника, как правило, интернационален. В этом убеждаешься, когда в каюте из динамика доносится сообщение с характерным эстонским акцентом: «Экк-ип-ааш при-кк-лашают на у-шш-ин». В плавании 2014 года участвовали курсанты из Эстонии и Латвии, а в 2013 году на борту собрали курсантов сразу 8 национальностей, среди которых были учащиеся норвежской школы Тура Хейердала, Голландского морского колледжа и Латвийской ассоциации парусной подготовки. На палубе встречаются и совсем юные морячки. На синих футболках красуется надпись «Школа юнг». На паруснике в 2014 году проходили практику юнги из пяти российских Клубов юных моряков.

На борту парусника около 140 курсантов

На борту парусника около 140 курсантов

Процесс обучения во время плаванья не прекращается ни на день. Помимо парусной практики преподают английский язык, судовождение, рангоут, такелаж…. Для этого есть специальная аудитория и штатные преподаватели. Лекции читают после обеда и до ужина с перерывом на вечерний чай. Старший боцман и, по совместительству, парусный мастер «дядя Коля» учит морской премудрости прямо на палубе. Собрав курсантов полукругом, он увлеченно рассказывает о парусах и якорях, учит вязать морские узлы. Лучшей атмосферы для занятий не придумаешь.

А еще «Мир» участвует в программе «Русский музей: виртуальный филиал», представляющий собой своеобразный электронный аналог коллекции Русского музея. Подобные филиалы, например, имеются в Антарктиде на станции Новолазаревская и на научно-исследовательском судне «Академик Федоров». Так что отстать от жизни и учебной программы невозможно даже во время длительного похода.

Анатомия фрегата

Я страстный любитель морских круизов и ходил на больших круизных лайнерах более десятка раз. Однако каждый раз на борт приходилось подниматься в качестве туриста-пассажира и настоящая, служебная, жизнь корабля оставалась вне досягаемости. Несколько раз приходилось бывать в машинном отделении, на капитанском мостике во время плаванья или швартовки, но и в этом случае была уготована роль пассивного наблюдателя. Все это вызывало чувство незаконченности процесса познания. И вот – свершилось! На «Мире» старпом включил меня в судовую роль, и я влился в состав экипажа. Разумеется, пришлось опять оставаться пассивным наблюдателем, но уже внутри самого процесса!

В боцманской каюте

В боцманской каюте

Старпом проводил меня до каюты, за что я был крайне ему благодарен – я бы потратил массу времени на поиски. Внутреннее устройство судна больше походило на затейливый лабиринт с многочисленными поворотами, тупиками и трапами. И в последующие дни каждая прогулка до каюты напоминала небольшой квест. Двигаться приходилось от метки к метке, которыми служили яркие наклейки на дверях, информационные таблички на стенах и даже огнетушители.

На двери каюты красовалась латунная табличка с надписью «Боцман». Порадовавшись за свой хоть и виртуальный высокий статус, я шагнул внутрь. Реальность превзошла ожидания. На относительно большой площади разместилась двухъярусная койка, диван, шкаф и самое главное – раковина с водопроводным краном. Два иллюминатора служили полноценным источником солнечного света. Почти люкс! Рядом с каютой находились душ и туалет, а палубой выше – столовая. Что еще нужно человеку для счастья?

На ужин - жареная печень с рисом

На ужин — жареная печень с рисом

Особо хочется остановиться на бортовом питании. На судне действует две столовых: побольше – для курсантов, поменьше – для экипажа. Во время стоянок питание трехразовое, а в море – четырехразовое! Помимо завтрака (7.30), обеда (11.30) и ужина (19.30) есть еще вечерний чай (15.30). Но главное не в количестве приемов пищи, а в ее качестве – за шесть дней меню ни разу не повторилось, и это было настоящая домашняя еда!

Чтобы не быть голословным, приведу пример. На завтрак – творог со сметаной, масло, хлеб, чай с лимоном. На обед – зеленые щи, паста с морепродуктами, хлеб, компот. Вечерний чай – далеко не просто кружка чая. В меню входит также яйцо под майонезом и фрукты. На ужин – куриный суп (первое блюдо — два раза в день!), беляши, шоколад, компот. На столе всегда стоит блюдце с зубчиками чеснока – верное средство профилактики цинги.

Суп наливаешь сам из большой кастрюли, которая стоит на каждом столе. Добавка – приветствуется. На буфетной стойке красуется плетеная корзина, наполненная сушками. Иногда стоит вместительная емкость с фруктами или шоколадными конфетами. Для курсантов это настоящий праздник – в походе сладкого хочется как-то по-особенному сильно. В целом бортовую кухню можно охарактеризовать двумя словами – много и вкусно. Мне это стоило +2 кг за шесть дней.

Магия парусов

Путешествуя на парусном корабле, невольно начинаешь понимать сложности, с которыми сталкивались мореплаватели еще триста-пятьсот лет назад. К Колумбу на утлом суденышке (по нынешним меркам), покорившему океан, начинаешь относиться как к божеству. Насколько уязвимы были парусники, лишенные машины! Во время штиля неделями дрейфовали куда Бог пошлет. А как входили в порт на парусах и причаливали, вообще невозможно представить – нет у парусника никаких тормозов! Как ориентироваться без приборов и точных карт в безбрежном море? Как обойтись без электричества, ведь в трюмах темно как в кротовой норе? Вопросов больше чем ответов. Каждое длительное плаванье в те времена, без сомнения, было разновидностью «русской рулетки».

Под парусами

Под парусами

Конечно, современные парусники более защищены. Машина дает свет и при необходимости выведет судно на курс в любую погоду. GPS-навигатор с легкостью определяет точные координаты и курс. Есть надежная радиосвязь и средства спасения на воде. Но паруса остались теми же, что и сотни лет назад. Ставить и убирать их приходится практически вручную, а значит, выполнять тяжелую физическую работу и при этом сильно рисковать. А еще уметь слаженно действовать в большой команде, поскольку во время парусного аврала на палубе одновременно работает порядка 120 человек! В этот момент команда напоминает оркестр, а боцманы – дирижеров.

Парусный аврал

Парусный аврал

Постановка парусов для непосвященного напоминает настоящую магию. В этот момент наблюдателю лучше забиться куда-нибудь подальше на палубе, поскольку ничего непонятно, а ситуация меняется мгновенно – так и под горячую руку боцмана попасть можно. На «Мире» три мачты – фок, грот и бизань. Каждую обслуживает команда из 40 матросов и курсантов. Волшебством управляют боцманы. Поскольку площадь палубы ограничена, матросы с тросом наперевес змейкой носятся между и вокруг палубных надстроек. Внешне это выглядит хаосом, но когда поднимаешь голову вверх и видишь, как мачты дружно одеваются парусами, понимаешь, что все делается со знанием дела.

Мачтовый "штурм"

Мачтовый «штурм»

А потом начинается «штурм» всех трех мачт. Курсанты с «обвязкой» (страховкой) с метровым интервалом начинают карабкаться вверх по вантам. Попробуйте забраться на крышу пятнадцатиэтажного дома, и вы поймете, что чувствует матрос на вершине грот-мачты. Хорошо если в море штиль. На нижние реи посылают ребят покрепче, поскольку там самые тяжелые паруса. Особенно впечатляет, когда матросы огибают марс – площадку на мачте. В этот момент они буквально зависают над палубой. Страховку можно использовать только когда находишься на рее. Там она совершенно необходима, ведь работать с тяжелым парусом приходится стоя на узком тросе. Матрос парусного судна – работа не для боязливого или физически слабого человека.

Самая опасная работа - на реях

Самая опасная работа — на реях

Лишь когда корабль оденется в паруса, наступает состояние, которое кроме как умиротворением не назовешь. Машина работает только как источник электричества. Свободные от вахты исчезают в кубриках. На вопрос, чем занимаются в свободное время, курсанты дружно отвечают: «Спим». Желание понятно, поскольку сутки разбиты на вахты по четыре часа через восемь. При таком раскладе понятие день и ночь становится относительным, ведь спать приходится дважды в сутки.

Боцман "дядя Коля" учит вязать узлы

Боцман «дядя Коля» учит вязать узлы

В море на «Мире» царит на удивление мирная домашняя атмосфера. Обращение к старпому – по имени-отчеству, к старшему боцману – «дядя Коля». Форму надевают на время парусного аврала, потом царит «гражданка» — спортивные костюмы, футболки, кроссовки. Днем курсанты качают мышцы в импровизированном фитнесе, устроенном прямо на палубе. Вахта сидит у стен надстроек с теневой стороны. Многие удобно растягиваются на палубе. Хотя без дела долго прохлаждаться не удается, ведь, как известно, плох тот боцман, который не найдет работу.

На судне 12 девушек-курсантов

На судне 12 девушек-курсантов

На судне 12 девушек-курсантов. За время похода, который для курсантов длится 3-4 месяца, все уже определились – у каждой девчонки есть пара. Это заметно невооруженным глазом. «Как вы относитесь к романам на борту?» Вопрос адресован Александру Ильину, старпому по учебной части. «Раньше пытались запрещать, а потом махнули рукой, — смеется Ильин. — Ничего не поделаешь, если с каждым годом в университете все больше девушек. Идут не только на судовождение, но и в радисты, и в механики».

Самое романтичное время на корабле – после ужина. Солнце склоняется над горизонтом, и с палубы уйти невозможно – так красив морской пейзаж. Вода меняет цвет на нежно-розовый и багровый. Можно себе представить, как украшает этот пейзаж корабль, который идет в полном парусном вооружении. Балтика – это автобан, по которому в обоих направлениях непрерывной цепочкой идут разнокалиберные суда. Когда проходит большой круизный лайнер или паром, видно, что все пассажиры высыпают на тот борт, с которого виден парусник. Непрерывно мерцают огоньки фотовспышек. Еще бы, со стороны «Мир» на закате выглядит как воплощение гриновского романа «Алые паруса».

Закат - самое романтичное время

Закат — самое романтичное время

Совсем близко подходят встречные яхты и снова – фотосессия. Даже грузовые суда, кажется, норовят пройти поближе – не каждый день парусники бороздят просторы мирового океана. Фрегат притягивает внимание будто магнит. В этот момент остро понимаешь, почему люди во все времена снова и снова отправлялись в морские путешествия, чтобы открывать новые земли. Ими двигала магия — магия парусов!

Поддержать нас ссылкой:

Поделиться
Поделиться
Поделиться

Написано:

Размещено в Новости

Теги:


Оставить комментарий

Я не робот.