Евгений Голомолзин

Foto-travel.net

По жизни сачкуя.

Энтомолог Водянов

Энтомолог Водянов

Константин Водянов – воронежский энтомолог, обладатель одной из самых крупных коллекций бабочек в России. В научных целях и для пополнения коллекции он объездил полмира – лично ловил бабочек в джунглях Эквадора, саванах Африки, горах Тянь-Шаня. Работа и увлечение переплелись настолько тесно, что трудно определить, где кончается профессия, и начинается хобби. Экспедиционные работы помогает финансировать собственный маленький бизнес.
Константин «заболел» насекомыми в пять лет – именно в этом возрасте он обнаружил, что окружающий мир населяют интереснейшие существа – стрекозы, жуки и бабочки. В детском саду он отдавал предпочтение стрекозам – ловил их, изучал и отпускал. Однажды он приболел, и друзья принесли ему жука. Так появилась новая страсть. Бабочки тогда казались ему хлипкими и ненадежными созданиями, а вот жуки, похожие на маленькие танки, производили могучее впечатление.

Перелом произошел в школе, когда ему в руки попала настоящая энтомологическая коробка для коллекционирования бабочек. Константин стал читать специальные книжки. Появились первые экспонаты. К концу школы сложилась небольшая неупорядоченная коллекция, и был сделан выбор профессии, который колебался между геологом и энтомологом. Разумеется, он решил стать энтомологом – специалистом по насекомым.

Сделать выбор помогла первая экспедиция на Дальний Восток, в которую он ездил вместе с мамой – преподавателем университета. Дальневосточные экспонаты стали основой его будущей коллекции. Далее события развивались стремительно. Константин поступил в Воронежский университет, и экспедиции стали следовать одна за другой.

Экзотический трофей

Экзотический трофей

Он вынимает из шкафа целую груду старых фотоальбомов. Наугад открывает один из них. «Это на практике в Приморье, – поясняет Константин. – А это экспедиция в Алтайский заповедник. Гора Каяк. Сюда можно добраться только на вертолете. Здесь мы открыли озеро, которое не могли обнаружить ни с самолета, ни со спутника. Мы его промеряли, описали и назвали именем руководителя экспедиции – озеро Золотухина. А это – Телецкое озеро. Прямо отсюда я улетел в Узбекистан. Вот этот хребет – граница между Узбекистаном и Туркменией…»

По фотографиям Водянова можно изучать географию. Куда только не заносило специалиста по бабочкам! Он объездил не только всю Россию и ближнее зарубежье, но и экзотические страны по всему миру – Папуа, Эквадор, Перу, Центрально-Африканскую республику… И всюду ловил бабочек.

Секреты технологии

Удивительно, но инструмент энтомолога не изменился со времен Паганеля – это сачок. Техническая цивилизация никак не коснулась этой древней науки. Методика тоже очень проста – выслеживай, бегай, накрывай бабочку сачком. Правда, некоторые секреты у энтомологов все-таки имеются.

Фрагмент коллекции

Фрагмент коллекции

В Перу Константин научился ловить морфидов – очень больших и красивых бабочек с переливчатыми крыльями. Для этого нужно было взять перезрелые бананы, размять их в кашу и добавить ром. Бабочки тучами слетались на ромовый коктейль, начинали с вожделением потягивать его через хоботки и через некоторое время не могли не только летать, но (совсем, как люди) даже передвигаться на своих тонюсеньких ножках. После этого их можно было брать голыми руками.

Кстати, в России среди бабочек тоже есть любители выпить – это бражники. В старину крестьяне варили брагу, и горячий чан с готовым напитком выставляли на улицу остывать. Тут же на спиртное слетались бабочки с очень длинными хоботками, имеющими длину до 20 см, и начиналось пиршество. Правда, в отличие от своих перуанских собратьев, разлетались домой без посторонней помощи.

Существуют и более экзотические способы ловли бабочек. Один из них Константин открыл для себя еще в школьные годы. Однажды он поймал красивую гусеницу, которая дома превратилась в куколку. Куколку он положил в шкаф и забыл о ней. А под Новый год открыл тумбочку и ахнул – на полке сидела красивейшая бабочка золотого цвета. Такой вот неожиданный новогодний подарок преподнес ему Дед Мороз.

Впоследствии этот способ Константин неоднократно использовал в своих научных экспедициях. Поскольку хрупких бабочек было легко повредить в пути, он собирал куколки или гусениц. Так в виде куколки он привез с Филиппин самую большую бабочку с грозным названием Цербер. Правда, на практике выяснилось, что транспортировка гусениц – дело непростое.

«Однажды в коробке с сеточкой я вез гусениц из Новосибирска, – вспоминает Водянов. – В пакет с водой поместил растение, которым гусеницы питаются в природных условиях. Время от времени я пересаживал их в пакет для кормления. Вдруг на второй день гусеницы начали умирать – они просто-напросто отказывались есть.

И тут я вспомнил, что в естественных условиях гусеницы после еды обязательно выползают на открытое место и греются под солнцем – только в этом случае пищеварение протекает нормально. На ближайшей станции я набрал голышей, нагрел их на титане, где кипятят чай, а потом теплые камни подкладывал гусеницам. После еды они десятками заползали на них, грелись и вскоре перестали болеть».

Бывает, бабочки придумывают всевозможные хитрости, чтобы их не поймали. Так «мертвая голова» с четким изображением человеческого черепа на спине, если ее схватить, начинает страшно пищать. Это единственная бабочка на Земле, имеющая голос. Полупрозрачные гетеры из Латинской Америки исчезают на глазах, перелетая из света в тень. Кардиналы без посадки перелетают Атлантический океан – попробуй поймай…

Помимо сугубо энтомологических секретов, имеются и чисто технические. Например, как может ездить по всему свету российский ученый, которому и мизерную зарплату платят с многомесячным опозданием? Константин на этот случай разработал собственную технологию.

Важно наскрести денег на первую поездку, съездить куда-нибудь на Амазонку и наловить бабочек. Поскольку в одиночку много бабочек не поймаешь, часть насекомых приходится покупать у туземцев, для которых ловля и продажа бабочек являются своеобразным бизнесом. Рассортированные бабочки стоят дороже, смесь можно купить совсем дешево.

Поскольку Константин Водянов является членом французского Национального энтомологического общества и британского Королевского общества натуралистов, он часто выезжает в Европу на симпозиумы и конгрессы. Как правило, после официальных мероприятий организуются ярмарки, на которые, как бабочки, на свет, слетаются коллекционеры со всего мира. Там Константин продает часть бабочек и денег хватает на очередную экспедицию. Поскольку он ездит в бедные страны, где питание и жилье очень дешевы, деньги нужны только на авиабилет.

На одном из симпозиумов в Ганновере произошел курьезный случай. Самые богатые и выгодные покупатели бабочек – японцы. Константин познакомился с одним из них, и вместе с ним поехал к нему в отель, чтобы тот в спокойной обстановке выбрал себе необходимые экземпляры.

Через два часа досконального изучения насекомых японец утомился, и сказал, что хочет немного поспать. Константин накинул куртку и пошел прогуляться по городу. Зашел в магазин, сунул руку во внутренний карман и… обнаружил там полторы тысячи долларов!

Оказалось, это была куртка японца, которая, как две капли воды, была похожа на его куртку. Опасаясь, что японец уже вызвал полицию, Константин в холодном поту прибежал в отель. К счастью, коллекционер еще не проснулся и пропажу не обнаружил.

Проблемы с приглашениями в различные страны Водянов решает очень просто. В свое время у его мамы в университете училось много студентов из развивающихся стран. Теперь у себя на родине они стали большими людьми и занимают министерские должности. Они-то и помогают преодолевать бюрократические препоны. Благодаря высокопоставленным друзьям в короткий срок удается быстро подготовить все необходимые документы для таможенного оформления при вывозе бабочек через границу.

Другое дело в России. Совсем недавно проблем не было – ввози бабочек, какие хочешь и сколько хочешь. Сейчас для этого нужно долго ходить по кабинетам чиновников, чтобы собрать огромную пачку всевозможных справок. Правда, если бабочки не пойманы собственноручно, а куплены, достаточно лишь пройти карантинную инспекцию для проверки – нет ли на них каких-нибудь зловредных грибков. Чиновникам приходится напоминать, что бабочки не просто насекомые, а научное достояние, и если они сломают хотя бы один усик, будут отвечать по всей строгости закона.

Очень ценятся за границей российские бабочки, потому что западные и восточные ученые и коллекционеры не очень любят приезжать к нам, чтобы побегать с сачком по лесам и полям. Причина проста. Хочешь попасть в урочище? Плати 100 баксов. Нужна справка? Еще 100… Дешевле и комфортнее купить или обменять бабочек на международных симпозиумах.

Особенности национальной охоты за бабочками

О том, как ловят бабочек за границей, Константин знает не понаслышке. Он достает очередной фотоальбом и открывает его на странице, посвященной экспедиции в Центрально-Африканскую республику. «Страна очень экзотическая, – рассказывает Водянов. – Есть реальная опасность в виде микробов. Воду несколько раз фильтруют, потом кипятят и только после этого пьют. Мы снимали у местных жителей дешевое бунгало. Жить и работать очень мешали клещи, блохи и москиты. Всюду грязь и больные. Но нам болеть было некогда – ловили бабочек».

Во время экспедиций случались и смешные истории. Поскольку у России и Эквадора нет прямого сообщения, пришлось лететь в Перу, а оттуда добираться на автобусе – древнем «Форде». Ехали 48 часов по разбитой дороге. Автобус был набит битком, и кроме людей его пассажирами были свиньи и куры.

На границе пограничник потребовал паспорт и спросил, зачем русские направляются в Эквадор. «За бабочками», – по-испански ответил Константин. У пограничника вытянулось лицо. Оказалось, у них одно и тоже слово означает «бабочка» и «голубой». Пограничника очень удивило, зачем из России ехать в Эквадор за «голубыми»!? Только когда Константин изобразил бабочку, пограничник успокоился и поставил в паспорт штамп.

Далее действовали по традиционной схеме. Приехав на место, спрашивали у местных жителей, где водятся бабочки. Как правило, это банановые плантации, вырубки или берега рек. Конечно, в большом количестве они водятся в сельве, но сквозь густые заросли пробиться к ним невозможно. После рекогносцировки оставалось только нанять джип и ехать на охоту.

«За все экспедиции мы видели не больше двух змей, – вспоминает Константин, – в России их гораздо больше. Они, конечно, есть, но завидев человека, скрываются – благо, им есть, где спрятаться. Из животных встречали только мелочь – бурундуков, броненосцев и обезьян. Однажды мне понравился огромный муравей, я схватил его и чуть на пальму не полез от дикой боли. Рука сразу отекла, покраснела, а боль была такая, будто каленым железом жгли. Стихла только через полчаса. Там нельзя отдохнуть, прислонившись к дереву, потому что обязательно на тебя упадет какая-нибудь ползучая тварь».

Питались в основном подножным кормом, благо на плантациях было вдоволь дармовых бананов и ананасов. Воду брали с собой, но чаще жажду утоляли грейпфрутом – срывали с дерева, рассекали мачете и выдавливали жидкость в рот.

Русских в Южной Америке, в отличие от американцев, очень уважают. Увидев белого, спрашивают: «Гринго?» (Американец?). «Ноу, гринго, руссо». «О, руссо, комарадо!» И всячески помогают. Особенно доброжелателен народ в Эквадоре. Константину запомнились фиесты.

«Все пьют ром, ходят веселые, – вспоминает он. – Банановые корки, апельсиновые шкурки бросают прямо под ноги. В темноте кто-нибудь обязательно поскользнется, толкнет плечом другого. У нас бы сразу по роже дали, а там тот, кого толкнули, извиняется, обнимается, тащит в ближайший бар и угощает за свой счет».

Еще Константину запомнилось, как его угощали местным коктейлем «Куба Либре». В стакан до половины наливают ром, доливают колы и выдавливают сок из лимона. Затем взбалтывают и тянут через трубочку в течение нескольких часов. Русский энтомолог в ответ предложил научить их делать коктейль «Руссо Либре». Взял стакан, налил доверху рому. Второй стакан наполнил колой. От лимона отказался. Затем выпил залпом весь ром и запил колой. Эквадорцы решили попробовать «русский» рецепт и вскоре попадали на пол.

Хорошие люди есть везде – в этом Константин убедился в таджикском местечке Нау на берегу Кайракумского водохранилища. Ученые сидели в чайхане и ломали голову, как им добраться до места работы. Четыре бородатых человека с «Калашниковыми» подъехали на РАФике и поинтересовались, кто и откуда. Потом предложили подвезти. «Сколько это будет стоить»? – спросили энтомологи. «Пятьдесят». «Долларов?» «Зачем долларов, – переглянулись бородачи. – Рублей!».

За эти деньги они не только отвезли экспедицию за 120 километров, но и устроили на ночлег. В дороге познакомились. Выяснилось, что они басмачи – моджахеды по-современному. Ведут войну с неверными. Энтомологов басмачи приняли за «шурави–дивана» – неверных, но божьих людей. Другими словами – безобидных сумасшедших. Спустя месяц в назначенное время они вновь заехали за ними и отвезли до ближайшего автовокзала. За те же самые 50 рублей.

А на Тянь-Шане Водянов поймал одну из самых редких бабочек в мире, которая относится к виду локсов. Внешне она не впечатляет – маленькая, серая, невзрачная. Однако, японцы только за фотографию этой бабочки предлагали 100 долларов. Чтобы ее поймать, Константина обвязали веревками и спустили вниз с вертикального пятисотметрового уступа. На высоте 400 метров он нащупал небольшой выступ, и неподвижно простоял на нем несколько часов. В карманы в качестве приманки были воткнуты несколько цветочков. В результате удалось поймать шесть бабочек – невероятная удача для энтомологической науки!

Итоги большого пути

По экзотическим странам Константин ездил больше для того, чтобы наловить бабочек и заработать себе на жизнь. На самом деле, область его личных интересов – бабочки полярно-арктичеких широт, а область научных интересов – дневные бабочки Воронежской области. Этой теме посвящена его кандидатская диссертация, над которой он работает в Университете. В местном краеведческом музее он организовал красивейшую выставку бабочек «Радуга на крыльях», которая пользуется огромной популярностью.

Сейчас его коллекция насчитывает 5.5 тыс. видов. Всего науке известно около 240 тысяч видов. Работы непочатый край. Нужна ли она? «В год в мире ежегодно открывают около 500 новых видов, – говорит Водянов, – а в результате вырубки лесов уничтожают около 2000. Баланс отрицательный». Свою коллекцию Константин собирает для того, чтобы хоть что-то сохранить для будущей науки.

Поддержать нас ссылкой:

Написано:

Размещено в Любопытное, Новости

Теги:


Оставить комментарий

Я не робот.