Евгений Голомолзин

Foto-travel.net

Великая сила женепи. Фрагмент книги «Очепятки».

Фрагмент книги «Очепятки»

Фрагмент книги «Очепятки»

Во время поездки по французским Альпам наша группа оказалась на горнолыжном курорте Леже. Французы весьма патриотичны в отношении своего языка, поэтому не спешат учить английский. По этой причине программа поездки, которую мы получили в распечатанном виде, оказалась на французском языке, а сопровождавшая нас девушка-инструктор едва говорила по-английски.
В первый день пришлось до изнеможения кататься на лыжах. Обессиленные, с дрожащими от усталости коленками, мы спустились со склона, приняли душ и одели чистую парадно-выходную одежду, поскольку в программе значилось загадочное знакомство со снегоступами, а потом ужин в ресторане.

Воодушевленные предстоящим пиршеством в условленное время мы собрались у входа в отель. Подъехал автобус, водитель гостеприимно распахнул дверь, и мы блаженно упали на мягкие сиденья. Мышцы гудели и ныли после тяжелой физической нагрузки. Однако вскоре нас охватило беспокойство. Автобус, попетляв по освещенным улочкам курортного городка, выехал за его пределы и устремился в ночь, в темноту. Где же находится загадочный и столь желанный ресторан?

Мы терялись в догадках, когда автобус остановился у склона горы, сиявшего первозданным снегом под полной луной, висящей в темном небе. Водитель жестом предложил покинуть теплый салон, обошел автобус и распахнул заднюю дверь. Отсек оказался доверху наполнен горными снегоступами. Внешне они напоминали очень короткие, но широкие лыжи, в центральной части которых был установлен подвижный элемент с острыми металлическими зубьями. «Лыжа» не дает провалиться, а металлические «когти» при ходьбе впиваются в снег, позволяя удержаться на наклонной поверхности.

Мы поняли, что это и есть «знакомство» со снегоступами. Сейчас инструктор наденет их, покажет, как пользоваться, и мы, наконец, отправимся на ужин. Однако надевать снегоступы почему-то пришлось нам. Инструктор тщательно подобрал их по размеру, помог затянуть крепления и жестом показал, чтобы мы двинулись за ним вверх по склону.

Ясно! Сейчас мы немного поднимемся вверх – надо же ознакомиться с этим видом активного отдыха, – потом спустимся вниз, снимем эти чертовы кандалы и отправимся, наконец, в ресторан. Однако восхождение продолжалось, и инструктор даже не думал останавливаться. Чистая одежда быстро промокла от пота. Мы были так настроены на ресторан, что не удосужились надеть шапочки и перчатки. От холодного ветра мокрые после душа волосы покрылись ледяной коркой, а незащищенные руки ранились при падениях на снежный наст.

Над головами сияли яркие огоньки звезд, а внизу горную долину заполняли электрические огни города, в котором затерялся наш долгожданный ресторан. Негодование нарастало с каждой минутой. Когда бунт, казалось, был неизбежен, инструктор, наконец, остановился. Мы встали перед ним полукругом. Наш истязатель, увидев мрачные, жаждущие мести лица, сунул руку под куртку, достал плоскую металлическую фляжку, отвинтил пробку, сделал маленький глоток и протянул фляжку следующему.
– Женепи, – пояснил он.
Жидкость оказалась жгучей и божественно ароматной. По телу разлилось блаженное тепло, волны которого пригасили клокочущий гнев. Когда фляжка вернулась по кругу хозяину, тот указал на крохотный огонек, горящий вверху на склоне:
– Ресторан.
Вот те раз! Оказывается, все это время мы шли к долгожданному ужину! Но раз подняться к нему можно только на снегоступах, то, по всей видимости, и спуститься вниз можно только на них! Забегая вперед, скажу, что наши опасения оказались верны.

Подниматься вверх становилось все тяжелее – сказывалась физическая усталость, накопившаяся за день. Но теперь у нас была видимая цель, да и порция женепи оказала целительное действие, разогнав кровь по телу. Через некоторое время мы, наконец, ввалились в дверь ресторана и упали на деревянные скамьи.

Ресторан, расположенный высоко на склоне горы, был доступен лишь для горнолыжников, спускавшихся сверху и для обладателей снегоступов, поднимающихся снизу. Оказывается, гостям курорта предлагали специальный тур – «На ужин в снегоступах». Справедливости ради следует сказать, что подъем стоил затрат сил и энергии – очень уж красивый вид открывался отсюда на ночной город в долине и небо, усыпанное звездами.

Внутренне убранство ресторана очаровало нас. Выполненное в стиле горного шале, оно уносило в прошлое, благодаря старинной утвари и закопченному очагу. В это позднее время кроме нас и хозяина в ресторане никого не было, и ужин предназначался только для нас.

Знакомство началось со стаканчика загадочного женепи, который окончательно привел нас в бодрое расположение духа. Заинтригованные, мы начали выяснять, что это за напиток. Хозяин принес книгу, где было изображено некое растение, но подпись на латинском языке не прояснила ситуацию. Наконец, хозяин притащил десятилитровую бутыль с зеленоватой жидкостью, в которой плавал целый куст полыни. Ба! Да это же домашний абсент!

Ужин был великолепен. Французы настоящие гении кулинарии, способные из любого продукта сотворить гастрономический шедевр. Беседе основательно мешал языковой барьер. Однако с каждой порцией женепи взаимопонимание стремительно росло. Чудо, но вскоре в зале стоял гомон – все оживленно разговаривали, энергично жестикулируя.

Когда русско-французский диалог достиг высшей точки, решили поиграть в игру – кто больше назовет знаменитых личностей: русские – французов, а французы – русских.
– Мирей Матье.
– Путин.
– Кусто.
– Чайковский.
– Жюль Верн.
– Сталин.

Наконец, кто-то из наших произнес имя Поля Мориа – известного французского композитора, дирижера популярного эстрадного оркестра. В свое время его пластинки в СССР были в каждом доме, а мелодии регулярно звучали по радио и телевидению.
Французы задумались:
– Не знаем такого.
Мы были потрясены!
– Как!?! Не знаете Поля Мориа? Великого французского музыканта?
-Не знаем, – упорствовали французы.
Мы наперебой начали напевать оркестровые мелодии.
– Первый раз слышим, – растерянно парировали французы.

Это была загадка! К слову говоря, год спустя в Петербурге я присутствовал на банкете для высокопоставленных офицеров ВМФ. Был там и известный французский адмирал, хорошо говоривший по-русски.
– Господин адмирал, как вы относитесь к творчеству Поля Мориа?
– А кто это?! – растерялся офицер.
– Как?! Известный французский композитор.
– Первый раз слышу.
Тут пришла пора удивляться нашим морякам.
– Не знаешь Поля Мориа?!
И офицеры начали насвистывать мелодии.
– Не знаю, – смутился адмирал. – Вернусь во Францию, наведу справки.

История имела дальнейшее продолжение. Однажды мне выпала удача взять эксклюзивное интервью у Патрисии Каас, звезды французской эстрады. Уж она-то не могла не знать великого композитора!
-Патрисия, тебе нравится музыка Поля Мориа? – не удержался я.
Было видно, что вопрос смутил певицу:
-А кто это? Он певец?
-Нет, композитор, дирижер.
-Он пишет классическую музыку?
-Нет, эстрадную. Поль Мориа был очень известен в Советском Союзе. Его мелодии звучали в самых популярных телеперадачах, было выпущено много пластинок.
-Это загадка, – вновь смутилась Патрисия. – Я впервые слышу это имя.

Однако вернемся в Альпы. Когда мы опустошили внушительную бутылку женепи, хозяин предложил остаться на ночлег:
-У нас во дворе есть иглу – жилища эскимосов. В них можно переночевать в спальниках.
– Спать в сугробе? Там же холодно!
– Совсем нет. Пойдем, сами посмотрите.

Захватив еще одну бутылку с женепи и свечи, мы всей гурьбой отправились во двор. Там высились полусферические сооружения из снега с узким круглым лазом внизу. Пробравшись поочередно внутрь, мы оказались под белоснежным куполом. Хозяин расставил свечи по диаметру, зажег их и разлил по стаканчикам бодрящий напиток. Вновь потекла оживленная беседа.

Уже далеко за полночь мы попрощались, натянули снегоступы на ноги и отправились вниз по склону, к огням города. Идти было легко и весело. Настроение было чудесным, усталость как рукой сняло. Вдруг мимо нас со свистом пронеслось что-то черное, продолговатое. Мы успели заметить голову хозяина ресторана, торчащего из черного полиэтиленового мешка. Таким оригинальным способом он спускался с горы вниз.

Вернувшись в отель, мы еще долго сидели в номере, допивая женепи, рассуждая о великой силе этого напитка, стирающего языковые барьеры, и ломая голову над загадкой великого французского композитора Поля Мориа, о котором во Франции никто не слышал.

Поддержать нас ссылкой:

Написано:


Один ответ к статье 'Великая сила женепи. Фрагмент книги «Очепятки».'

  1. Спасибо за рассказ. Напомнил великолепное время, проведенное во французских Альпах.

    Константин

    9 Ноя 12 в

Оставить комментарий

Я не робот.