Евгений Голомолзин

Foto-travel.net

Живая еда. Фрагмент рукописи «Очепятки»

"Очепятки"

“Очепятки”

Во время пребывания в Сеуле нас решили угостить деликатесами в дорогом ресторане морепродуктов. Стены холла представляли собой аквариумы, в которых плавали, выглядывали из-за камней, ползали по дну самые невообразимые обитатели морских глубин. Гостей усадили в отдельном зале за длинным столом в корейском стиле – на полу, скрестив под собой ноги. Официантки тут же принялись бойко накрывать на стол. Передо мной поставили блюдо, на котором возвышалось нечто, напоминающее моток белой рыболовной лески. Сверху ее покрывала тонкая невзрачная пленка.

В раздумье – что бы это могло быть и как его есть – я сбросил пленку на стол, взял моток и надкусил «леску». По изумленному лицу официантки стало ясно, что происходит что-то невообразимое. Девушка попыталась дать пояснения, но по-корейски никто не понимал, а переводчик задержался в пути. Коллеги, глядя на меня, тоже стали жевать леску. Она действительно напоминала рыболовную снасть, но почему-то пахла редькой.

Переводчик появился, когда многие уже доедали экзотическое блюдо. И тут выяснилось, что это совсем даже не блюдо, а подставка для тончайшего кусочка какой-то очень редкой и дорогой рыбки, которую мы по незнанию выкинули. Выходит, мы съели не блюдо, а посуду, чем и вызвали удивление официанток.

Оказалось, что «леска» сделана из редьки. Уму непостижимо, как из этого овоща можно вытянуть тонкую проволоку! Помимо декоративной функции она выполняла гигиеническую роль – после употребления рыбы следовало пожевать редьку и выплюнуть, чтобы нейтрализовать вкус предыдущего блюда и уже с обновленными вкусовыми рецепторами наслаждаться следующей порцией.

Едва мы разобрались с одной загадкой, как тут же возникла другая! На стол поставили огромный поднос, уставленный небольшими чашами, наполненными чем-то неаппетитным и даже страшным. Дегустация началась с тонких пластиков рыбы. Выяснилось, что она сырая – живые особи еще несколько минут назад плавали в аквариуме. Наиболее съедобной оказалась красная рыба – ее мясо было слегка солоноватым и нежным, тающим во рту.

В остальных посудинах находились моллюски, которых лишили раковины. Крик «Мама! Оно уползает!» с другого конца стола подтвердил худшие опасения – моллюски были еще живые! Желающих есть эту живность оказалось немного, а живую медузу никто не осмелился даже надкусить.

Финал был трагичен. К концу ужина наши ряды заметно поредели. Время от времени люди стремительно вскакивали и убегали. Бежали недалеко – до ближайшего туалета. Расстройство желудка приняло масштабы эпидемии. Наша гостиница находилась в центре города, ехать было недалеко, но в Сеуле и в два часа ночи можно попасть в пробку. По этой причине все стремились по максимуму использовать туалеты в ресторане. Происходящее выглядело довольно комично. Очередная жертва употребления живых морепродуктов появлялась из дверей ресторана, направлялась к автобусу, затем в задумчивости останавливалась и вдруг резво бросалась обратно. Челночные рейсы завершились около полуночи. Я был чрезвычайно горд, что меня миновала сия горькая участь. Буквально на днях я вернулся из Индии, где, очевидно, организм приобрел иммунитет к воздействию экзотической пищи.

Наконец, мы прибыли в отель. Тратить время на сон было жалко, и я отправился на прогулку. Из-за огромных небоскребов было сложно ориентироваться, и вскоре гостиница была безнадежно потеряна. И тут, с большим запозданием, дали знать о себе съеденные морепродукты!

Я судорожно заметался по улицам, но спасительных туалетов нигде не было видно. Ночной город был заполнен людьми, но никто не говорил по-английски и не мог мне помочь. Наконец, торговка на рынке, услышав название отеля, уверенно указала направление. Закрытая высотными домами, гостиница оказалась совсем рядом. Я был спасен!

Поддержать нас ссылкой:

Написано:

Размещено в Любопытное, Новости

Теги:


Оставить комментарий

Я не робот.